doctorbormental


Официальное сообщество центра «Доктор Борменталь»


Путешествие в лишний вес и обратно (глава 100). Жить своей жизнью
sv_smirnov
angry-parent-and-baby-300x180В психологии есть такое понятие — «интроект». Я не буду вас грузить ненужными психологическими терминами и в подробностях объяснять смысл этого слова. И наверняка многие психологи, прочтя эти строки, скажут, что я слишком вольно интерпретирую это определение. Пусть так. Это не имеет никакого значения. Важно лишь то, что слово это обозначает всё то, что мы вбираем в себя из всего окружающего нас мира.

Мы начинаем верить тому, что слышим, вкладывая это в основы своей личности, забывая, что интроект появился позже, чем мы. Это всё равно, что считать, что синяя рубашка — это я, и без неё я уже не буду собой. И как в это не поверить, если всегда я выбираю рубашки только синего цвета? Если все, кто знает меня, все, встречает меня на своём пути, привыкли видеть меня именно таким, каким я выгляжу обычно? И если я не буду в синей рубашке постоянно, то кто-то может не узнать меня, не поздороваться и пройти мимо... Но является ли это частью моей личности?

Однако страх, что меня не узнают или не примут, в конце концов приводит к тому, что я начинаю жить всем тем, что мне кажется «правильным», невзирая на свои собственные ощущения. Когда-то мне сказали, что, если я оставлю на тарелке недоеденную еду, то я словно оставлю частичку своей «силы». И с тех пор, несмотря на неприятное распирание в животе, я продолжаю вновь и вновь насиловать себя, запихивая лишние куски в своё стремительно полнеющее тело — всего лишь из-за мысли, которую я когда-то принял без сомнений, без критики. Просто принял — и так легко согласился отказаться от всего, что было важно лично для меня. От ощущения комфорта в своём теле.

И подобное начинает происходить в жизни регулярно. Я хотел спать, но начальник велел срочно закончить отчёт. Я хотел побыть один, но другу срочно нужно выговориться. Я хотел купить себе что-то, что порадовало бы моё сердце, но предпочёл купить мороженое ребёнку. Ведь так поступают заботливые родители?

А теперь попробуй оглянуться назад. Скажи, сколько времени ты прожил для себя? Сколько времени посветил своим интересам? Тому, что считал важным ты?

А самое страшное начинается тогда, когда ты оглядываешься на всё, что можно назвать «твоей жизнью», и начинаешь обвинять всех вокруг, что это именно они не позволили тебе достичь счастья.

Что начальник был невнимателен к твоим идеям (хотя они опережали своё время, и их значение через много лет стало очевидным для всех). Что любимые люди были недостаточно отзывчивы и не давали тебе столько любви, сколько ты заслуживаешь. Что дети в какой-то момент жизни просто садились на шею, и ты не мог посвятить время себе, тратя свою молодость и зрелость на их жизнь.

prednaznachenie_И, конечно, ты попомнишь родителей, которые, несомненно, уважаемые люди, но именно они не дали тебе должного внимания и заботы. Что если бы они не сказали (или наоборот, сказали бы) что-то в твоём детстве... Если бы они доверяли тебе больше, принимали тебя, то твоя жизнь стала бы совершенно другой. И тогда ты бы смог всё сделать по-другому.

Я прошу оглянуться на жизнь. Посмотреть на всё, что тебя окружало. И вспомнить сколько раз ты (именно ты, и никто другой) выбирал не то, что хотелось тебе, а то, что кто-то считал более правильным, важным, значимым. Вспомни те моменты, в которые , выбирая между стройностью и лишним весом, ты каждый раз выбирал второе.

И, может быть, сегодня, только сегодня, ты будешь делать только то, что хочешь ты. Позволишь себе, не заботясь ни о чём, стать тем маленьким ребёнком, который верит в чудо, который может пробежаться по лужам. Который не стесняется плакать и смеяться. Который может попросить обнять его или почитать ему сказку.

Не существует ни завтра, ни вчера. Есть только сегодня — день, в который ты можешь жить своей жизнью!

Путешествие в лишний вес и обратно (глава 99). Человек, который вошёл в мою жизнь
sv_smirnov
business_developmentЕсть такой анекдот, полностью подтверждающий реалии моего сегодняшнего положения: «Она всю жизнь ждала идеального мужчину, а пришёл почтальон и принёс ей пенсию». И этот анекдот был бы смешным, если бы не выражал всю правду моей жизни.

Я так долго была одна и так привыкла к этому, что теперь даже не представляла, что моя жизнь может выглядеть иначе. Но пора было просыпаться. Ни весна, ни понедельник, ни записка с желанием, сгоревшая в моём бокале с шампанским по бой курантов, не смогут внести в мою жизнь любовь. Никто и ничто не поможет мне справиться с одиночеством, кроме меня самой. И, как бы банально бы это не звучало, сидя в четырёх стенах квартиры или глядя в лобовое стекло собственного автомобиля, крайне сложно устроить свою личную жизнь.

А ещё я поняла, что нельзя ждать подходящего момента. Просто невозможно, отбросив все дела, вдруг найти время на себя, так, чтобы ничто не отвлекало. Можно либо делать что-то, либо принять своё одиночество, не жалуясь при этом на судьбу. Ведь выбор — это просто выбор, и я к своим годам должна была бы это понимать.

Я устала откладывать и ждать знака свыше. И я просто вышла из дома.

Нельзя сказать, что я стала предпринимать какие-то особенные действия. Всё, что я действительно сделала — разрешила себе покинуть любимый диван и стала чаще появляться там, где были люди, где я была не одна. Я начала ходить на какие-то выставки, на тренировки в фитнес-центр, в гости к старым подругам. Я не скажу, что делать это было легко: каждый такой шаг вызывал у меня напряжение, и я буквально поднимала себя с дивана каждый раз, когда нужно было выбирать между сохранением привычного одиночества и дикомфортом поиска.

Я вспомнила, что когда-то ходила на тренинги и психологические занятия. Я обратилась ко всем источникам информации, которые только были в моём личном доступе, и обнаружила, что не я одна закрылась в свою раковину, отвыкнув пускать окружающих в рамки собственной персоны. И я почувствовала: то, что переживаю я, сейчас испытывают миллионы людей во всём мире. Людей, которые больше не хотят прятаться внутри своих объёмных тел, а хотят быть любимыми, хотят жить.

И теперь я явственно ощущала, как пустота в моём доме просила чьего-то присутствия. Я ощущала каждой клеточкой нехватку человека, который мог бы войти в мою жизнь. Теперь я была готова и к разбросанным носкам, и к семейным хлопотам. Это всё не имело значения. Я просто знала, что моя жизнь ещё не закончилась, что моё сердце готово принять другого человека. Возможно не так трепетно, как раньше. Конечно, теперь я многого боюсь. Я боюсь разочарований, боюсь, что нужно будет вновь выяснять отношения, что будет много эмоций, которые мне не хотелось бы переживать. Но альтернативой этому была лишь тоска одиночества, и я решилась. И открыла своё сердце, свой мир для того человека, с чьими глазами встретились мои глаза. Того, кто мог быть мужчиной, которого я буду видеть каждый день, пока не сомкну своих глаз, покидая этот мир.

Он вошёл робко, боясь сделать лишний шаг. Его неловкие движения однако не выглядели неуверенно и никак не подрывали его мужественности, скорее, даже наоборот: каждый его шаг показывал мне, как он бережно относится к той тонкой ниточке, что начала связывать нас. Он, словно мальчишка, увидевший прекрасную бабочку, затаил своё дыхание, чтобы не спугнуть её, не разрушить это мгновение. И я была благодарна ему за это.

sunЯ не раз ловила себя на желании найти в нём изъян. Отыскать повод спрятаться и убежать от нашего сближения. Мне казалось, что вот сейчас он вытворит что-то такое, что я пойму, что и этот человек не подходит мне. И можно будет спокойно закрыть за ним дверь, досадуя, что опять попался не тот. И снова приступить к поискам. Поискам, единственной целью которых будет доказательство того, что нет в этом мире человека, который достоин войти в мою жизнь. Поискам оправданий своего одиночества.

Но я этого не сделала. Он сидел рядом со мной, а за окном поднималось солнце, предвещая рассвет. Рассвет моего маленького и хрупкого женского счастья.

И так же медленно, но неотвратимо, на моём теле таяли лишние килограммы...

Путешествие в лишний вес и обратно (глава 98). Всё в моих руках!
sv_smirnov
19-092759-krizic-vozrast-1Стоп!

Мне уже так много лет, что, казалось бы, я должен всё понимать в этой жизни. Должен быть достаточно мудрым, чтобы преодолеть одиночество. Я стиснул кулаки и подошёл к зеркалу. Я стал вспоминать. Вспоминать, сколько разных изображений я видел в этом зеркале за всё время своей жизни. Я видел там маленького мальчика, который хотел сделать мир чуть лучше и добрее. Мальчика, который очень хотел быть настоящим мужчиной, и так хотел, чтобы его любили.

Я видел в этом зеркале подростка, который влюблялся каждый день, так отчаянно желая дружбы и внимания девчонок, что каждый вечер кусал подушку от злости и бессилия. Мальчишкой, который был так застенчив, что никогда не подходил к тем, кто согревал его сердце своим присутствием. Мальчишкой, которому так хотелось верить, что однажды он встретит ту, которая полюбит его всем сердцем, и с ней он будет всегда счастлив.

Я видел в зеркале длинноволосого парня, который искал себя, дерзко и бесшабашно бросая вызов обществу. Парня, жившего одним днём и чувствующего себя этаким Че Геварой в современном неспокойном мире.

Я видел прилежного студента, который штудировал учебник и переписывал лекции, готовясь к очередному экзамену, тревожась, что он может выпасть из системы, которая открывает ему дорогу в жизнь. Он тревожился, но делал это тихо, бравируя перед однокурсниками и махая зачёткой в окне общежития с криками: «Халява, приди!», в надежде, что чем громче крикнет, тем скорее она, незримая покровительница, снизойдёт до него.

Видел парнишку, который потерял отца и как-то сразу повзрослел. Стал серьёзней и грустнее. С тех пор в его глазах затаилось вечное ощущение боли и одиночества… Я весил теперь не менее центнера и делал суровый взгляд, словно отстраняя от себя каждого, кто посмел бы приблизиться. Я всматривался в свои седые, редеющие волосы, и продолжал вспоминать.

Я видел счастливое лицо молодого человека, обнимавшего женщину, которая подарила ему свою любовь. Видел его в свадебном костюме с белым цветком в левом кармане. Он был очень взволнован и счастлив одновременно.

Видел красные от недосыпа глаза мужчины, в жизни которого появилось маленькое чудо, ставшее его собственным продолжением. И на его руках лежал младенчик, разглядывавший вместе с ним их совместное отражение. Мужчина был уставшим, но таким счастливым!

Я видел в зеркале человека, который был загнан в тупик, человека, который разочаровался в жизни и во всём, что он делал. Видел взрослого напуганного мужчину, который обесценил все свои достижения. Его глаза были влажными от слёз и бессилия.

Я видел себя, нашедшего новый жизненный смысл, видел дорогую одежду, в которую был облачён, наглость и уверенность во взгляде, крепкие мышцы, которые я тайком (но так, чтобы все заметили) разглядывал, напрягая поочерёдно.

Я видел силу и слабость, счастье и горе, богатство и бедность… Я видел себя в разные периоды жизни, а сейчас на меня смотрел толстый старик. Результат всех моих жизненных перипетий…

Стоп!

Я сжал руки в кулаки и сделал несколько отжиманий от пола.

А потом позвонил старому другу, который был далеко, но всё ещё жил нашими с ним общими воспоминаниями, и долго беседовал с ним.

А потом я собрал детей и внуков в поход, и все выходные (несмотря изначальное сопротивление потомков) мы были вместе, может быть, впервые за долгое время.

b37cc8e64eb3dc10a01502ca9159ad90Я сходил в шахматный клуб и стал готовиться к соревнованиям.

Я стал бегать. Не смотря на одышку и ленность, я просто выходил на стадион и на бегу погружался в свои мысли и ощущения.

А ещё я стал писать книгу…

Теперь я мог жить только для себя. Я отдал этому миру всё, что должен. Я ждал всю жизнь, когда же я буду жить, ждал, что кто-то должен прийти, снизойти до меня и наделить моё бытие смыслом. Я всю жизнь надеялся на благодетеля. Забывая об одном простом правиле, которое набило оскомину на ртах миллионов доморощенных мыслителей: «Всё в твоих руках…»

Путешествие в лишний вес и обратно (глава 97). На пенсии
sv_smirnov
9rСколько раз, просыпаясь в понедельник утром, я говорил себе: «Ещё немного — и на пенсию!». С какого-то возраста это стало чуть ли не традицией. Словно солдат, ожидающий дембеля, я ждал, когда смогу проснуться утром, и это будет не выходной, не отпуск и даже не больничный. Я проснусь, и мне не нужно будет никуда идти. Это будет первый день моей свободной и счастливой жизни!

Со временем пенсия стала для меня утопической мечтой. Неким стремлением, которое было настолько далёким, недоступным и желанным одновременно, что я часто не верил, что это когда-нибудь случится в реальности. Как те наши соотечественники, которые семьдесят лет ждали построения коммунизма, при котором не нужно будет работать, можно будет заниматься исключительно любимым делом, и все будут счастливы и добры друг с другом, так и я ждал пенсии. Она казалась решением всех проблем. Тогда я смогу ходить на рыбалку хоть каждый день. Тогда смогу нянчиться с внуками и быть их любимым дедом, весёлым и расслабленным, каким я редко бываю, испытывая напряжение рабочей недели. Тогда я смогу наконец-то найти время для походов и путешествий (в моих фантазиях я был очень активным пенсионером).

Я ждал, словно небесной манны, наступления пенсии. И часто строил на неё какие-то планы. Собираясь вечером за семейным столом, я заводил извечную пластинку, рассказывая, каким будет наш дом и наш досуг, когда пенсия станет моим спасением от всех производственных перипетий. Иногда, по правде говоря, это было и оправданием моего бездействия. Жена просила что-то сделать по дому, а я, ссылаясь на нехватку времени, говорил: «Вот выйду на пенсию, и все дела переделаю…». Казалось, если бы я и впрямь на пенсии решил переделать всё, что обещал, мне бы не хватило и девяти жизней…

И этот день настал!

Настал как само собой разумеющееся событие. В этот день не было извержения вулкана, и даже не выпал град. Не заиграла всеми цветами радуга под потолком моей квартиры. Я просто получил расчёт на работе и теперь был пенсионером. Вот и всё. В один день. Быстро, обыкновенно и просто. Я даже почувствовал некоторое разочарование. Пафосные речи сотрудников, провожавших меня, вызывали скорее ностальгию и какое-то ощущение брошенности. Они все продолжали работать дальше. У них у всех кипела жизнь, они продолжали выполнять производственные задачи, продолжали мои проекты и мои наработки. Планировали развиваться дальше и говорили о том, что совсем скоро компания выйдет на совершенно новый уровень. А меня… меня больше с ними не было. Меня больше ни с кем не было. Теперь я должен был вернуться в стены своего дома, где всё было привычным. Место, куда я приходил, чтобы отдыхать, теперь стало местом, которое будет заполнять всю мою жизнь. Мне больше некуда будет уходить. Эти стены станут моей крепостью и моей постелью. И наверняка именно в этих стенах я закончу свой жизненный путь.

Люди произносили тосты и пили за моё здоровье. А кто-то уже (конечно, просто оговорившись) говорил обо мне в прошедшем времени. Видимо, так оно и было. Я сам теперь чувствовал себя в прошедшем времени.

А по понедельникам я по-прежнему вставал рано. Мне никуда не нужно было идти, меня нигде не ждали, я никуда не опаздывал. Ведь теперь я был на пенсии. Я мог делать всё, что угодно. Но ничего делать мне не хотелось. То, что нужно было сделать дома, я сделал за первые несколько дней. Подтянул краны, поправил полочку для обуви в прихожей и даже вытащил мусор с балкона, разобрав вековые залежи — столь древние, что мне с трудом верилось, что когда-то именно я всё это по-хозяйски убрал на этот самый балкон.

9551Я не сходил на рыбалку. А забота о внуках оказалась не столь необходимой. Они ходили в садик и школу, а вечером родители их возвращались домой. Я чувствовал себя выпавшим из всех жизненных процессов. Словно все пошли дальше, а я остался совсем один.

В конце концов весь мой досуг свёлся к просмотру телевизора и поеданию чего-нибудь вкусного. Дни были похожи друг на друга. Всё без конца повторялось. Была сплошная рутина, только теперь эту рутину создавал я сам. И, если быть до конца честным, только теперь я понял, что никто нам не создаёт рутину. Мы сами превращаем нашу жизнь в предсказуемую последовательность. Не экспериментируем и делаем всё только проверенными и надёжными способами. И поэтому ничего не меняется. Коммунизм не наступил. Был только я, одинокий толстый старик с пультом от телевизора.

А сколько мне осталось жить? Стоп!..

Путешествие в лишний вес и обратно (глава 96). Чужой человек
sv_smirnov
1329823694_1Так порой случается в жизни, что ты остаёшься совсем одна. И не важно, как это происходит. Было ли это по трагической случайности, когда близкий человек покинул не только тебя, но и вообще ушёл из жизни. Или он ушёл, потому что в ваших отношениях наметилась огромная пропасть, которую никто из вас не хотел преодолевать. А может, это ты сама решила, что с тебя хватит. Что ты заслуживаешь лучшего отношения и лучшей доли. Это может произойти по какой угодно причине: твой жизненный путь расходится с путём того человека, с которым вас многое связывало, и больше нет никакой надежды (или желания) всё вернуть обратно.

Поначалу это очень больно, и хочется заполнить пустоту. Хочется убедиться, что ты красива, и что мужчины обращают на тебя внимание. Хочется доказать себе (а может, и ему), что ты никакая не ущербная, что ты хорошая. Что в тебя можно влюбиться. Что тебя впереди ждёт целая жизнь, полная ярких событий и впечатлений. И ты даже получаешь подтверждение этому. Кто-то говорит комплименты, а кто-то приглашает провести вечер вместе. Но очень скоро ты понимаешь, что пока ещё не готова. Пока ещё не пришло время впустить кого-то в свою жизнь. Нужно ещё немного времени, чтобы затянулись раны. Чтобы ты снова могла поверить в то, что всё может закончиться по-другому. Что на тебе нет никакого родового проклятья, и что некоторые вещи случаются просто потому, что случаются. И это ни от кого не зависит.

Проходит время. Может быть, год, а может, уже столько времени, что даже поверить сложно, что когда-то ты жила не одна. Сначала очень тяжело. Давят стены, и одиночество просто съедает изнутри. Ты готова заполнять свою жизнь всем, что только может попасть в фокус твоего внимания. Ты можешь торчать вечерами на работе или смотреть непрекращающиеся сериалы. Ты можешь допоздна сидеть в компьютере или глотать художественную литературу с пакетиком семечек в руке. Ты делаешь всё, лишь бы не осознавать ту пустоту, что окружает тебя. То одиночество, от которого болит в висках. И ты думаешь: вот ещё немного успокоятся нервы, и ты снова будешь готова впустить кого-то в свою жизнь.

От свиданий ты отказываешься. Любые претенденты имеют для тебя множество недостатков. Кто-то имеет слишком маленький рост, и ты понимаешь, что рядом с таким коротышкой ты будешь смотреться комично. Кто-то слишком высокий, и это заставляет тебя комплексовать уже по поводу своего роста. Кто-то слишком некрасив, кто-то же, наоборот, какой-то смазливый и лишённый мужественности. Кто-то не имеет высшего образования, а кто-то зарабатывает меньше тебя.

Какой бы кандидат тебе не встретился, ты понимаешь, что это не тот человек, с которым бы тебе хотелось встретить старость. О чём ты будешь с ним разговаривать? Готова ли ты смотреть в это лицо каждое утро? А самое проблематичное: где вы будете жить? Переезжать ты не готова. У тебя отличная квартира, и ты совсем недавно сделала в ней ремонт. А тогда что остаётся? Пустить его к себе? И будет ходить по твоему дому какой-то чужой человек. А ещё порядки свои устанавливать, носки разбрасывать. Стирать за ним, готовить… А оно тебе надо? Ты уже в том возрасте, когда хочется жить исключительно для себя, и становиться обслугой для какого-то непонятного мужика — это точно не предел твоих мечтаний.

И ты отказываешься от очередного свидания. Ты понимаешь, что ещё не пришло твоё время, чтобы впустить кого-то в свою жизнь. И, оглядываясь назад, ты понимаешь, что прошло столько времени, что ты уже не помнишь, как это — жить с кем-то. А что ещё более важно, так это то, что ты уже не совсем представляешь, зачем тебе всё это нужно. Твоя жизнь уже устоялась. И у тебя есть новый сериал, который тебе рекомендовали. И новая книжка, которая только что вышла. А ещё работы подкинули целую кипу, и ты понимаешь, что тебе просто некогда что-то менять.

Просто прошло моё время — вздыхаешь ты. Кончено, очень хочется, чтобы о тебе кто-то заботился. И ты помнишь, как это приятно, когда кто-то просто так приносит тебе букет ярких цветов. И ты помнишь ласки. И трепет, который ты испытывала когда-то, желая раствориться в объятиях. Ты хочешь, чтобы тебя кто-то любил. И ты готова о ком-то заботиться. Ты одна, и хорошо понимаешь, что всё, чем ты занимаешься — это просто способ не думать о своём одиночестве. Но ты уже так давно одна… А ещё у тебя лишний вес. Ну, кому ты нужна с этим «спасательным кругом» на животе? И с безразмерными бёдрами. Ты сама не любишь смотреть на себя в зеркало, так кто тебя полюбит? Какой-нибудь алкоголик или грузчик?
1206_320
Так может, просто снизить вес? Может, тогда что-то изменится? Может, тогда тот самый человек войдёт в твою дверь и прекратит твоё одиночество?

И снова понедельник. Очередной понедельник будет для тебя дверью в счастье. Нужно только скинуть вес. И всё решится само собой…

Однако только во вторник ты понимаешь, что понедельник уже прошёл. Что в этом понедельнике было много слишком много дел, и ты просто погрязла в рутине и суете. И что совсем скоро будет новый понедельник, в который ты уж точно займёшься собой…

Путешествие в лишний вес и обратно (глава 95). А внук меня не обнял...
sv_smirnov
grandmotherКогда прошло много времени с тех пор, как дети покинули родительское гнездо, когда я смирилась с этим и приняла, что теперь у них есть самостоятельная жизнь, полная событий и впечатлений, когда я уже удовлетворялась ответом в телефонной трубке: «Мам, да нормально всё…» и научилась не задавать вопросов, на которые я не хотела бы получить ответа, когда жизнь снова входила в привычное русло — именно тогда я получила известие о том, что в нашей семье ожидается прибавление. Что совсем скоро родится маленькое чудо, которое сделает меня бабушкой.

Я знала, и даже надеялась, что когда-нибудь такой день наступит. Что возраст мой подходит к той отметке, когда принято поздравлять с рождением внуков радостнее, чем с собственным днём рождения. Но нельзя к такому событию подготовиться. Мой сын был взволнован и, впервые за долгое время, мы проговорили с ним несколько часов. Он расспрашивал про себя, про своё детство и воспитание, и я с большим наслаждением погрузилась в пучину воспоминаний вместе с ним. Мой сын станет отцом. Это было странное ощущение. Оно было непривычным и в то же время таким долгожданным и успокаивающим. Мой сын скоро станет отцом. Он уже совсем взрослый. Ну, а я… Я стану бабушкой.

И, конечно, я могла утешить себя, что бабушкой я буду совсем молодой. Но всё же бабушкой.

Однако это известие позволило мне вновь почувствовать связь с моей семьёй. Появилось много суеты вокруг предстоящего события. Сын звонил регулярно, спрашивая и советуясь, а иногда просто делился своими эмоциями. Присылали видео с результатами УЗИ. И там, на нечётком изображении, просвечивался маленький человечек, который будет моим внуком или внучкой. В это время я чувствовала, словно жизнь с новой силой обрела яркость и насыщенность. Теперь я снова была нужна своему ребёнку. Теперь мы вновь были единой семьёй. И разговоры переставали отдавать формализмом.

И течение времени словно сразу ускорилось. Целая череда событий... Столько всего нужно было успеть сделать!

А потом случилось и само событие. И ребёнок был здоров и полон жизни. Это было одно из самых радостных ощущений за последние годы. Я находилась рядом с моим ребёнком, и ощущение единения семьи вновь наполняло меня энергией. Я была нужна. Мы были вместе. Мы все радовались. Это было наше общее событие. И я была рядом. Я держала младенчика на руках, и он смотрел на меня маленькими голубыми глазками. И от него так приятно и нежно пахло. А я и забыла этот запах. Ведь это не просто ребёнок. Это наш ребёнок. Этот маленький человечек — часть нашей семьи.
Но радостно было недолго. Оказалось, что со времени наших методов воспитания детей прошло много времени. Теперь у них (видимо, стоит говорить: «у молодых», но это бы ещё сильней ассоциировало меня с бабушкой, а я ещё молода), появилась какая-то новая мода. Они всё делали не так, как мы раньше. И мне очень быстро дали понять, что мои методы воспитания и заботы о ребёнке безвозвратно устарели. Словно выбросили этим меня за семейный круг. Это было обидно. Теперь оказывалось, что моё участие — лишнее. Словно то, что делала я теперь, стало бесполезным, и это доставляло мне физическую боль…

К тому же мы жили в разных городах, и у меня не всегда получалось приехать. Оказалось, что я не могла в полной мере взять на себя хоть какие-то аспекты воспитания малыша и оказывалась невостребованной и даже брошенной. Куда делось то радостное ощущение семейственности, общности и преемственности?

Я чувствовала свою ненужность и даже одиночество. Словно меня не пускали к малышу. Не давали участвовать в его маленькой жизни. Мне было по-человечески обидно. Они говорили, что я сильно давлю на них, и что они хотят воспитывать ребёнка самостоятельно. Я понимала их. Конечно, хорошо понимала. Я ведь помню, как тоже злилась, когда свекровь вмешивалась в мой процесс воспитания ребёнка. Помню, как часто мы с ней ссорились по этому поводу. Но всё это было тогда, раньше. Теперь же на её месте была я. И я, умудрённая опытом, должна бы всё понимать, но только это вовсе не помогало. Эмоции возникали независимо от доводов разума. Мне было обидно. Это был мой внук, но в его жизни я не участвовала.

voting[1]А потом он стал подрастать. Они приехали ко мне в гости, и он не пошёл ко мне на ручки. Стоило мне протянуть к нему руки, как он начинал плакать. Полбеды было, когда мой ребёнок не позволял вмешиваться в воспитание. Здесь же получалось, что этот маленький родной человечек тоже меня не принимает. Трудно передать то чувство одиночества, которое нахлынуло на меня. Я знала, что он подрастёт, и всё изменится. Знала, что это просто особенности возраста. Но эмоции и доводы рассудка редко бывают союзниками.

В это время одежда вновь начала сдавливать моё тело…

Путешествие в лишний вес и обратно (глава 94). Родители уходят...
sv_smirnov
мама-воспитывает-сына-300x203Родители уходят. Рано или поздно, но наступает момент, когда они покидают нас, покидают раз и навсегда. У меня не получается сказать «умирают». Умирают — это слишком страшно. Это навсегда. Это слово означает, что они исчезают, и больше нет никакой возможности хоть что-то вернуть. Нет. Родители не могут умереть. Они могут уйти. Уйти куда-то к лучшей жизни. Уйти туда, откуда они могут наблюдать за нами, присматривать. А может, и подсказывать что-то.

После смерти отца я не прекращала видеть его в своих снах. Он приходил ко мне, разговаривал. И меня очень радовало, что он словно бы знал всё, что происходило в моей жизни. Радовался моим успехам. Радовался, когда родилась моя дочка. Он находился где-то далеко, но всё про меня знал. И эта мысль меня успокаивала. Он приходил в моих снах, всё такой же молодой и полный сил. Я помню его взгляд и улыбку. Я видела его во снах, и он продолжал жить. Для меня.

Но была мама. И мне было не так сложно переживать все проблемы в моей жизни самостоятельно. Я могла позвонить ей, посоветоваться, рассказать о том, что происходило со мной, и мама меня всегда слушала. Принимала, а иногда и давала реальную, вполне ощутимую поддержку. Когда ушёл отец, я стала ещё больше ценить маму.

Пока мы не сталкиваемся со смертью близких, мы можем себе позволить ругаться с ними, не понимать их, обижаться. Это всё не более, чем игра, очередная игра, которую мы затеваем с детства, когда мы придумываем героев и злодеев. Когда воображение рисует огнедышащего дракона и прекрасную принцессу. Когда можно просто побыть таким, каким только позволит живое воображение. И в игре всегда есть победители и побеждённые. Но игра могла закончиться, а родители всё равно оставались родителями, и это давало ощущение защищённости и любви. Несмотря на все перипетии, нелестные слова, обиды, они всё равно продолжали меня любить. И я всегда знала, что у меня есть дом, куда я могу вернуться, что бы со мной не случилось. И даже когда у меня уже были собственные дети, я всё равно оставалась дочкой. Маленькой девочкой, которая всегда могла показать свою слабость и укрыться от всех неприятностей в маминых объятиях.

Конечно, я всегда знала, что рано или поздно мама от меня уйдёт. Все уходят рано или поздно, и к этому нельзя подготовиться. Я знала, что она уже в весьма солидном возрасте. Я знала о её болезнях, знала, что она уже прожила достаточно долгую жизнь. Но она же была моей мамой! А я была её дочкой. Всегда. Даже когда у меня появились собственные внуки, я всё так же оставалась маленькой девочкой.

А потом раздался звонок, и мамы не стало…

На улице шёл дождь. А может, было солнце, которое жадно палило промёрзлую землю, а может, дул тёплый ветер… Я не знаю. Дождь был внутри. Нет, не было внутри никакого дождя. Внутри вдруг сразу стало холодно, пусто и одиноко.

Отныне я продолжала быть мамой, я продолжала быть бабушкой, просто с этого момента не осталось никого, кто называл бы меня дочкой. И маленькая девочка внутри меня тоже ушла в этот день. Надеюсь, что ушла она в лучшее место, и будет там наблюдать за моей жизнью, за всем, что будет происходить у меня, и радоваться всем моим достижениям.

И моя дочь звонила мне и спрашивала совета. И моя дочь приезжала ко мне, когда ей было плохо и одиноко, и ютилась в моих объятиях. Теперь я была самой старшей в моей семье. Теперь я была главной. И больше никого не осталось. Я не хотела в это верить, просто теперь мне некуда было идти в случае жизненных неурядиц.

arhiv2-300x200Мы продали её квартиру. Продали дом моего детства, куда я всегда могла вернуться, будучи уверенной, что там меня примут и поймут. Потому что я возвращалась не к стенам: дом всегда был только там, где была моя мама. Я сама подписала бумаги о продаже. И теперь мой собственный дом стал оплотом спокойствия для моих детей, но только не для меня. Вот они, причуды жизни! Как в один момент всё может перевернуться... Я чувствовала одиночество, и никто из близких не мог его рассеять.

Муж обнимал меня и целовал. Да, я — счастливая жена, но он не мог вернуть маленькую девочку в объятия её матери. Дочка слушала меня, но я не хотела говорить. Теперь я — самая старшая, и я должна быть сильной. Я сама занималась всеми ритуальными приготовлениями. И я не проронила ни одной слезы. Старшие должны уходить. Молодые должны продолжать свой жизненный путь. Это закон жизни. Это логично.

Только теперь у меня не было опоры. Теперь мне нужно было стать взрослой. Теперь некому жаловаться и не к кому приходить.

Я чувствовала, как всё сильнее закрываюсь, но ничего не могла с этим поделать. Я намеренно отстранялась от близких. Мне было одиноко. И страшно. Я не готова была принять роль самой старшей. Я не могла взять эту ответственность на себя. Я всё ещё маленькая девочка, хоть и с седыми волосами.

Лишний вес. Мой враг, моё проклятье, мой лучший друг… Он вновь закрывал моё тело от всего окружающего мира. Он вновь спасал меня от эмоций и осознания того, что не вернёшь…

Путешествие в лишний вес и обратно (глава 93). Жизнь детей
sv_smirnov
nemat_a_kvochka_04Я всегда говорила себе, что не стану одной из тех женщин, которые сливаются со своими детьми и перестают обращать внимание на всё вокруг, кроме их желаний и потребностей. Я видела много таких примеров…

Так повелось, начиная с моей бабушки и её поколения: если уж ты являешься матерью, то должна ничего не оставлять себе, а всегда нести всё в дом детей. Я помню, как я была ещё совсем маленькой её, а она — уже старенькой, хотя в то время она была ненамного старше меня нынешней. Просто тогда я смотрела на неё и видела не женщину, а уже очень пожилого человека с высоким давлением, болезнями суставов, одышкой и прочими «прелестями» немолодой жизни. При этом она собственноручно привозила нам из деревни несколько безразмерных авосек, в которых, судя по весу, была не только картошка, но и груда кирпичей, без которых мы (по её компетентному мнению), не смогли бы прожить вовсе. Родители часто упрекали её, что она не бережёт себя и даже не звонит, чтобы они могли её встретить, когда она приедет со своими авоськами. Но она упорно раз за разом повторяла одно и то же действие на протяжении многих лет.

Я наблюдала эту картину долгие годы, и помню то гнетущее чувство вины, которое испытывал каждый из нас, когда бабушка появлялась в нашем доме. Нам даже было стыдно смотреть друг на друга, когда мы доставали с антресолей очередную банку с соленьями. Даже я, будучи ребёнком, чувствовала свою вину перед бабушкой. Чувствовала, что она гробит свою жизнь из-за меня. А я ведь этого не просила. Я не хотела делать ей хуже. Но раздавался стук в дверь, и она вновь стояла у нас на пороге с очередными заготовками на зиму.

Я видела подобные примеры у многих своих подруг, которые после рождения ребёнка полностью переключались на него. Они переставали употреблять местоимение «я», всё чаще говоря «мы». И это не прекращалось с окончанием детского сада, школы и даже университета. Они продолжали «мыкать», даже когда их чада создавали собственные семьи. И я видела, как эти женщины рушили свои собственные отношения, как они переставали быть жёнами, оставаясь только матерями. Как они переставали ухаживать за собой, и единственное, из чего состояла их жизнь, так это помощь дитятку в его новых успехах по жизни. Не мудрено, что многие из этих женщин оставались одни, что только усугубляло ситуацию. Они, словно пытаясь отключиться от всего, что их окружало в мире, погружались в жизнь ребёнка с головой.

Дети сопротивлялись. Они ругались. Устраивали разборки. Объявляли ультиматумы. Кто-то даже объявлял голодовку. Дети убегали из дома. Уезжали учиться в другие города. Дети всегда хотят свободы и самостоятельности. Но заботливые мамочки прижимали (а скорее, даже придавливали) их обратно к себе, пока те, наконец, не смирялись и переставали вообще проявлять какую-то жизненную активность. Дети просто переставали учиться, работать, строить отношения, предоставляя заботливым матерям проживать жизнь за них. И матери продолжали устраивать их на работу, организовывать свидания… В общем, жизнь била ключом.

Я была не такой, и такой судьбы своим детям я не хотела.

Точнее, я думала, что я не такая. Ведь всё, что делала я, было только на пользу детям. Ведь так? Я не делала ничего лишнего. Просто где-то пыталась направить, где-то подсказать, а где-то и убедить. Ведь у них, у молодых, в головах сплошной ветер. Конечно, мои дети не всегда со мной соглашались, и дочь регулярно устраивала скандалы, а сын однажды объявил голодовку, чтобы я перестала контролировать его уроки, но ведь это у всех так, правда же? Это же не говорит о том, что я как-то особенно жёстко их контролирую. Нет. Это просто форма моей заботы.

LIRUkkd7gD8-300x213А потом моя дочь уехала учиться в другой город. Всё было логично. Университет там был лучше, лучше условия. Просто так было правильнее. А потом уехал сын. Так тоже было правильнее: его специальности не обучали в нашем городе. И тогда я поняла, какая пустота и пропасть появилась в моей жизни. Я возвращалась теперь в пустой дом к мужу, и гнетущая тишина просто разбивала мне сердце.

Но — нет! Я не из тех мамаш, у которых нет своей жизни. И я старалась ходить куда-то с подругами. Я придумывала, как организовывать свой досуг. Вот только, возвращаясь домой и переступая свой порог, я в полной мере понимала, что моё гнездо опустело. И я всё чаще стала открывать холодильник без существенной на то потребности.

Путешествие в лишний вес и обратно (глава 92). Я стал понимать стариков
sv_smirnov
arhiv2-300x200Каждый человек, которого мы встречаем на своём жизненном пути, оставляет след в нашем сердце. Каких-то людей нам вспоминать больно. И даже приятно, что та страница истории нашей жизни навсегда закрыта. А кто-то оставил в нашей жизни очень тёплый след, и воспоминание о том времени согревает тело изнутри.

По сути, любое воспоминание, которое мы оцениваем как хорошее или плохое, является на самом деле воспоминанием именно о людях, которые нас тогда окружали. Как они относились к нам, как поддерживали нас. И даже в тех островках памяти, на которых мы совершенно одни, незримо присутствуют те, кто позволил нам это. Те, к кому (и каждый отшельник знает это наверняка) мы можем и хотим вернуться.

Мне кажется, что на протяжении лет мы по-прежнему остаёмся в отношениях с этими людьми. Ведь даже простое воспоминание способно пробудить в душе определённые чувства и переживания. И можно даже физически почувствовать, насколько глубокий след в каждом из нас оставляют люди, прошедшие по нашей жизни. А если эмоции есть, значит, эти отношения продолжаются. Значит, человек представляет для нас многое и по сей день, он незримо присутствует в нашей жизни. И когда мы чего-то достигаем — нет-нет, да и задумаемся: а если бы этот человек узнал, чего я смог добиться? Что было бы, если бы мы вот в этот самый момент встретились (конечно, это тот момент, когда видишь себя на коне)? Он узнал бы меня? Пожалел бы о тех словах, которые наговорил мне в третьем классе?

А иногда становится очень грустно и одиноко, но вдруг в уголке памяти всплывёт лицо старого друга, который всегда клал тебе руку на плечо и говорил: «Не раскисай, старик!» — и ты перестаёшь раскисать. Хотя давно уже не видел этого друга. И очень плохо представляешь где он, жив ли… Но вот в те моменты, когда хочется раскиснуть окончательно, ты чувствуешь тепло на своём правом плече, и мысленно слышишь, как он задорно и энергично произносит свою коронную фразу, и вновь собираешься воедино...

Я стал понимать стариков. Они часто рассказывают истории из своей жизни. И часто повторяются, пересказывая один и тот же сюжет с всё большим чувством. В детстве, я помню, так часто слушал какие-то отрывки биографии моего деда, что мог повторить их наизусть с такой точностью, словно это было зазубренное стихотворение. Я стал понимать, почему старики так поступают. Пересказывая вновь и вновь, они словно возвращают то время, те чувства, те эмоции, которые грели их сердце тогда, в те далёкие моменты жизни. И повторяя рассказ другим людям, старик уже не чувствует свои восемьдесят лет. Ему снова двадцать или тридцать. Он снова тот, прежний, и вместе с ним, совсем рядом, и те люди. Он с той же теплотой вспоминает тех, кто любил и поддерживал его в тяжёлые минуты. И он так же ругает и злится на тех, кто поступал с ним несправедливо. Это словно мысленная фотография прошлого…

И вот я стал понимать стариков. Может, и я уже старик?

Я стал всё чаще прокручивать дорогие мне воспоминания в голове, и это меня успокаивало. В последние годы это становилось чаще. В последние годы из моей жизни исчезло очень много людей. Многие переезжали в другие города. Кого-то звала работа, перспективы и карьерный рост. Кто-то жаловался мне, что устал от однообразия и хочет перемен. У кого-то выросли дети, и он хотел вновь с ними воссоединиться в другом городе. Кто-то просто терялся, без всяких объяснений. Просто пропадал, и лишь потом, спустя годы, я узнавал от случайных знакомых, что этот человек теперь далеко. Что были для этого какие-то причины, но никто о них достоверно ничего не знает.

Так много людей из моей жизни ушли… Нет. Не совсем так. Они ушли не из моей жизни, а просто пошли куда-то в свою жизнь. И так получилось, что дороги наши больше не пересекались. Но вместе с ними из моей жизни ушло и всё то, что они мне давали.

С кем-то мы играли в шахматы. И за партией обсуждали всю политическую подоплёку, происходившую в окружающем нас мире. Пили чай, и каждый социальный катаклизм казался чем-то сторонним и к нам отношение имел очень посредственное.

С кем-то мы занимались спортом, провоцируя и подсмеиваясь друг над другом. И когда лень нападала на каждый кусочек моего тела, раздавался звонок, и настойчивый голос друга вытаскивал меня из четырёх стен моей обжитой квартиры.

С кем-то мы встречали вместе все праздники. Объединяясь за общим столом, мы поздравляли друг друга, и каждый Новый год это были первые люди, с кем мы входили в год следующий.

osendepr1-300x200С кем-то мы пили пиво. Просто и лаконично говорили о жизни. Ссорились и мирились. Вместе совершали поступки, за которые стыдно, и вместе же чувствовали похмельное единение поутру.

С кем-то…

А теперь всего этого в моей жизни не было. Эти люди ушли и забрали кусочки моего сердца с собой. Я был один, и всё, что мне оставалось — это пересказывать свои истории тем, кто ещё готов был меня слушать.

И теперь я иногда пил пиво в одиночку, глядя в осеннее окно.

Путешествие в лишний вес и обратно (глава 91). Лёгкость на подъём
sv_smirnov
img-300x237Когда долго живёшь с лишними килограммами, начинаешь смотреть на жизнь по-другому. Становишься менее лёгким на подъём. Помните, как было раньше? Позвонил тебе кто-нибудь и срочно позвал куда-нибудь. И ты, не задумываясь, собираешься и отправляешься в путь навстречу неизвестности и чему-то новому. А теперь? Разве ты так поступишь? У тебя дети, работа, муж... В общем, находятся тысячи оправданий, чтобы ничего нового не делать. Зато повод заказать пиццу или суши находится всегда.

Конечно, дело не только в весе, а ещё и в возрасте. И во множестве имеющих место быть обстоятельств твоей жизни. Ведь правда? Ты теперь уже не та звонкая и весёлая девочка. Нет! Ты теперь жена, мать, сотрудник. У тебя появилось много социальных ролей, которые необходимо ежедневно выполнять в полном объёме, хочешь ты того или нет. Именно это называется набившим оскомину словом «ответственность». Просто у тебя появилось много ответственности. И лишний вес здесь вовсе не при чём.

Хотя, когда я встала на путь к стройности, мне казалось, что у меня есть только одна проблема — лишний вес. Мне казалось, что вместе со стройностью в мою жизнь вернётся и всё то, что когда-то её наполняло. Вернётся та лёгкость, с которой я относилась ко всему, что меня окружало. Вернётся внимание мужчин. А может, и флирт, которого в семейной жизни так часто не достаёт. А ещё вернётся желание. Не какое-то конкретное, а просто желание чего-то. Я помню, что раньше я много всего хотела. Многое было недоступно, но желание-то было. Я помню, с каким нетерпением я ждала свой день рождения. Пыталась представить, что мне подарят, и всегда искренне радовалась любой мелочи. Да, я была моложе. Но тогда моё тело было словно вылеплено искусным скульптором. И я так надеялась на возвращение той, прежней жизни. Не головой, конечно, а нутром. Где-то в самой глубине сердца теплилась надежда, что, как только лишний вес покинет моё тело, я снова стану той, кем была когда-то. «Всему виной лишний вес!» — часто повторяла я себе.

В процессе снижения веса мне всё время казалось, что лишние килограммы уходят неимоверно долго. Я ужасно расстраивалась, когда несколько дней цифры на весах не менялись. И очень радовалась, когда переходила очередной рубеж: 90, 80, 70… Но процесс тянулся очень медленно. Шли дни, недели, месяцы. Я просыпалась утром в ожидании, что вот ещё чуть-чуть — и я увижу ту самую заветную цифру, и тогда должно произойти чудо. Это ощущение было похоже на то самое предвкушение праздника, которое я испытывала в молодости. Когда тебе уже дали коробочку, перевязанную красивой лентой. И так хочется открыть, но надо ещё поблагодарить дарящего, усадить за стол, выслушать поздравления… А коробочка-то — вот, совсем рядом. Она уже твоя, просто нужно чуть-чуть выждать, и тогда можно будет насладиться сюрпризом.

А ещё мне не верилось, что когда-нибудь этот день вообще настанет. Иногда я объедалась, и тогда процесс замедлялся ещё больше. И я всё боялась, что однажды весы застрянут на одной отметке, и недостижимость моего желаемого веса станет горькой правдой.

Но наступало новое утро, и процесс продолжался. Пока наконец-то не пришёл день, когда я встала на весы и увидела тот самый сюрприз, которого я ждала эти несколько месяцев.

Ощущение у меня было странное. Мне казалось, что в этот момент обязательно должно будет произойти что-то необычное. Не знаю, что именно. Например, радуга покроет всю мою комнату. Но этого не произошло. Я была просто на один килограмм легче, чем вчера. Это не было резким шагом, который бы застал меня в врасплох, нет. Я просто стала на один килограмм меньше. Всего один. И существенно на моём теле это не отразилось. Последние пару недель я уже жила в очень похожем весе. Но эта цифра символизировала для меня окончание процесса. Она значила, что я теперь стройная. Что больше я не занимаюсь снижением веса, и почему-то эта мысль меня испугала. Мне уже было так привычно заниматься своим весом. Это было моим образом жизни. А что теперь? Как изменилась моя жизнь?

Да, я теперь чувствую больше лёгкости в теле, но стала ли я лёгкой на подъём? Наверное, нет. Ведь ни работа, ни муж никуда не делись (вы не подумайте, это не плохая новость, а простая констатация факта).

Теперь моё здоровье заметно улучшилось, ушла одышка, и давление перестало шалить, как это бывало раньше. Но я смотрела в зеркало и понимала, что я не стала моложе. И начинающиеся морщинки никуда не исчезли. Я была стройной, но не такой, как в двадцать.

22221Да, я сменила весь свой гардероб. Теперь я могла одевать практически всё, что мне нравилось, и это, бесспорно, наполняло меня оптимизмом. Но желаний как таковых, самих желаний, у меня не появилось.

Оказалось, что у меня был не лишний вес, у меня было просто много ответственности. И теперь мне предстояло заняться не столько телом, сколько своей жизнью. Конечно, много шагов было уже сделано. Теперь муж больше обо мне заботился, и я чувствовала его любовь и защиту. Я перестала брать на себя лишнее по работе, и у меня появилось больше времени на себя. Я нашла общий язык с ребёнком и не «утопала» в его жизни. Теперь я умела тратить время только на свои интересы, и это давало мне ощущение расслабленности и счастья.

Но я хорошо понимала, что это только начало. Начало моей жизни. Мне только ещё предстояло войти в новый и загадочный для меня мир. Привыкнуть к нему. Теперь я знала наверняка, что фраза времён моей юности «Счастье — в моих руках» станет для меня лозунгом моей жизни.

?

Log in